Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

Азовское Осадное Сидение

Азовское Осадное Сидение
Азовское Сидение — оборона Азова Казаками от турецких войск превышавших численно защитников почти в 30 раз. В казачьей истории эти три месяца 1641-го года — один из наиболее ярких моментов, время беспримерного проявления блестящей воинской доблести.

ПРЕСТУПНАЯ ПОЛИТИКА МОСКВЫ

Донское Войско того времени, готово было кроме Азова, привести в государево имя Тамань, Темрюк и Большой Ногай, но против включения Азова в состав Московского государства. Войско готово было пойти на унию с Москвой, во имя обцего дела, но частью Московии оно себя не считало, как не считало себя и частью Московского народа и не желало им быть. Казаки шли по пути создания империи на федеративных началах, толкало на этот путь и безвольного царя, но этот царь, как игрушка в руках "черного ворона" Филарета, придерживаясь его подлых советов, шел по пути поглощения, захвата и грабежа всего того, что встречалось.

Стремление и психология вольности и рабства были не соизмеримы. Так или иначе, выход в Черное море, после взятия Азова, раскрывал перед Москвой широкий горизонт развития колоссальной торговли, но наличие там казаков, приводило рабовладельцев бояр в исступление. А между тем, казаки считали царя защитником христианского народа и верили, что и весь то народ Московии, тоже христианский, создавший "сорок сороков" церквей. Какой был самообман! И после уже Атаман Кондратий Булавин говорил: "у московского народа много церквей, но веры нет..."

Посланный в Москву 20 сентября Атаман Петров, на поставленный им вопрос
- Какое отношение царя будет ко взятию Азова? - не получил определенного ответа, Москва выжидала осторожно событий, и даже в грамоте своей не упоминала имени Азов, а только спрашивала о освобожденных из крепости пленных, число их 1.670 было уже прекрасно известно. Но заботы о них никакой.

Пленные московиты, как военный материал абсолютно непригодный для казаков, да эти люди и не хотели оставаться на Дону, как в кипящем котле войны.

Московская власть относилась к своим ,казалось, гражданам абсолютно безразлично, не отпуская на их пропитание ни гроша, взваливая расход на них на Донское Войско, которое и кормило несчастных во имя христианского соболезнования, само нуждаясь в хлебе,

20 ноября в Москву прибыл Атаман Шатров, но и он не добился прямого ответа об Азове, а лишь Москва выражала заботу о том, как бы казаки привели в подданство Большой Ногай "великому государю".

На следующий 1639 г. в феврале был послан Атаман Устинов, с захваченными языками турок и татар, которые сообщили, что Турецкий Султан повелел Крымскому хану готовиться к походу под Азов. Устинов доложил также, что "пороховую и ядерную казну" истратнли, большой недостаток в хлебе, израсходованном на большое количество московитов пленных, все время прибегающих в Азов, и что пограничные воеводы не пропускают московских торговцев с хлебом, а сами торгуют в свою пользу, а также берут чрезвычайно высокие пошлины, и когда Уотинов, наконец, сказал, что Большой Ногай, после взятия Азова, выражает согласие войти в подданство, то царь "смиловался" и послал 100 пудов пороху и 150 пудов свинцу, т.е. в половину меньше обычного, посылаемого ранее, а в грамоте - нравоучения , что в случае похода татар на московские украииы, чинить над ними поиски, чтобы православных христиан в плен и в расхищение не дать", но кормить то этих "православных", уже освобожденных. Москва отказывалась. Вот так православие Моокы! И опять в грамоте об Азове ни слова.

9 марта, из новой уже столицы Дона, в Москву вехал сам Войсковой Атаман М.И. Татаринов с есаулом Шадеевым и Станицей в 22 казака. Он сообщил, что большая часть Б. Ногая уже перекочевала на левую сторону Дона и "корм им пойла давали и телегами ссужали, а поэтому сами в хлебных запасах совсем оскудели". Также Атаман жаловался на недостаток боевых припасов, а что весной ожидается поход турок и татар к Азову, что Азов объявлен казаками вольным торговым городом и торговля налаживается. Наконец, думные бояре поставили Татаринову острый вопрос:

- Будут ли казаки отстаивать Азов?

Атаман ответил:

- Приговорено и утверждено крепко, чтобы против турок стоять, осаду в Азове крепить, города не отдавать и не покидать, хотя все до единого помрут.

А поэтому Атаман просил прислать жалованье, хлеб и боевые припасы, а также послать указ воеводам украинных городов прекратить задержку тор говцев, из собственной корысти и наживы и пропускать их на Дон безпошлинно.

Указ бил послан, но он плохо исполнялся. Москва хотела, чтобы казаки удерживали Азов, но страшась событий, стремилась остаться в стороне, объявив нейтралитет.

Донское Войско взяло Азов своими головами и было вольно удерживать ли его, оставить без боя или войти в соглашение о Турцией, на выгодных началах.

19 апреля 1638 года, Крымский хан прислал своих послов в Азов о требованием уступить его без боя.

Донцы ответили:

- Не токмо, что городу вашему царю не отдадим, но не дадим и одного камня из городской стены. После этого пошли в разных направлениях разъезды, а 6 мая ушел к берегам Анатолии Атаман Александр Долгов на 45 стругах,о коло 2.000 казаков. Вверх по Дону была объявлена мобилизация. Мотив: "чтоб свою молодецкую честь не потерять, за истинную христианскую веру стоять..."

Внимательно и любовно исследуя свою родную Казачью Историю от древних времен, до современности, мы видим, что в жизни Казачьего народа не было стремлений к захвату чужих территорий для создания за счет их материальных ценностей, и если и были частые походы в пределы Турецкой империи, то тогда это считалось делом даже богоугодным, против фанатизма турок, кровью и железом восстановить вокруг себя Ислам.

Страниц: 1
Опубликовано: 25.12.13 | Просмотров: 1088 | [ + ]   [ - ]   | Печать