Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

Богдан Сушинский - Идеолог казачьего возрождения

Богдан Сушинский
Богдан Иванович Сушинский, 1946 г.р., член Национального союза писателей Украины, вице-президент Украинской ассоциации писателей. Академик Международной академии наук, образования, индустрии и искусств (при ЮНЕСКО, США). Автор 64 книг и около двух тысяч публикаций в прессе.Активный участник казацкого возрождения в Украине. Историк и идеолог современного казачества. Возглавлял казачество, а также был Верховным атаманом объединения (12 организаций) казачеств Южного региона Украины. Кроме того, сейчас он Верховный атаман Южного региона «Казачества Новой Украины», генерал казачества, генерал армии. Ныне почетный Верховный атаман Черноморско-Днестровского казачества. Автор уникальной истории «Казацкие вожди Украины» в 2 томах, в которых воспроизведены жизнь и боевой путь 205 гетманов, кошевых атаманов и полководцев украинского казачества. Его перу также принадлежат такие солидные исследования, как «Казацкая Украина: Хмельниччина», «Гетман Выговский: взгляд из ХХІстолетия», «Гетман Мазепа: возвращение в Батурин», «Украинское Черноморское Подунай-Гуляйпольское казачество». Подготовлены к изданию и в ближайшее время увидят свет его фундаментальное исследование «История Черноморского казачества ХVIII- нач. ХХI ст.» и «Всемирная казацкая энциклопедия». Истории казачества посвящены его романы: «На острие меча», «Французский поход», «Костры Фламандии», «Путь воина». По его инициативе в Одессе установлен памятник основателю Черноморского и Кубанского казачества атаману Антону Головатому. Недавно как идеолога и историка «Богдана Сушинского назначили членом педколлегии московского журнала «Казаки», издающейся на СНГ и дальнее зарубежье. Представляя его как члена педколлегии, журнал опубликовал интервью, которое мы предлагаем нашим читателям (с дополнениями).

- Богдан Иванович, насколько мне известно, Вы – единственный на казачьих просторах СНГ человек, который серьезное литературно-художественное исследование казачьей души соединяет с глубоким исследованием истории казачества и непосредственным участием в возрождении казачества, а на вашей авторской полке романы соседствуют с солидными, внушительными томами монографий. Из каких истоков исходит это увлечение?

- Я убежден, что трудно найти украинца, в котором не было бы хоть какой-то доли казачьей крови. Однако, в отличие от ревнителей казачьей генеалогии, я важное значение придаю не столько наличию казачьей крови, сколько сохранению казачьего духа. А уж этого, как вы знаете, мне не занимать. К тому же детство и юность мои прошли в степях Николаевщины, рядом с казачьими реками Ингулом и Южным Бугом, в местах расположения Буговарловской казачьей паланки, на земле, хронимой от врагов сечевым казачьим братством. Вокруг моего небольшого села до сих пор высятся казачьи могилы, на вершинах которых располагались вышки казачьих пикетов, на коих, в случае появления орды или турок, вспыхивали сигнальные костры. А сколько казачьих песен, дум и легенд прошло через мою и сверстников моих души! И чуть ли не половина людей нашего села носили фамилию Козак или другие, соответствующие казачьему духу.

Сознательно готовясь к труду журналиста и писателя, я пошел на филологический факультет Одесского госуниверситета, но, хотя окончил его с отличием, предметом моего глубинного интереса всегда были труды отечественных историков и… домашние архивы тех людей, кто с моей помощью пытался осмыслить свои родословные. Первая серьезная казачья тема, которая заинтересовала меня, - было участие украинских казаков в Тридцатилетней войне (1618 - 1648) на стороне Франции.

Известно, что в 1645 году первый министр Франции кардинал Мазарини обратился к послу Франции в Варшаве графу де Брежи с просьбой нанять на службу украинских казаков. Для переговоров с правительством во Францию отбыли Б. Хмельницкий и И. Сирко. Нет-нет, в то время они еще не были известными полководцами, ведь это происходило до освободительной войны 1648 - 1654 гг. под руководством Хмельницкого. А затем во Францию отправился двухтысячный отряд казаков под командованием Сирко. И известно, что во время штурма Дюнкерка казаки сражались рядом с королевскими мушкетерами графа д'Артаньяна, ставшего прототипом одноименного героя произведений А. Дюма.

Работая над романами, связанными с этой тематикой, я побывал во многих странах, изучил массу источников, и вот перед вами книги «На острие меча», «Французский поход», «Костры Фламандии», «Путь воина», которые опубликованы в 1994 году разовым тиражом 200 тысяч экземпляров.

Уже тогда у меня появилось столько «побочной» информации, что я начал работать над солидной научной монографией «Казацкие вожди Украины». Первое издание ее появилось в 1998 году, оно воспроизводило жизненный путь 177 гетманов, атаманов и полководцев, и, как и романы о казачестве, имело огромный успех. В одном только киевском магазине «Научная мысль» («Наукова думка») было продано более тысячи экземпляров. И вот только что появилось двухтомное издание «Казацких вождей», в котором насчитывается уже более 200 имен. При этом в книге появилось много имен, которые были малоизвестны или совсем не известны широкому кругу читателей. Биографии многих деятелей я уточнил, нескольких реабилитировал, отметая те обвинения, которые конъюнктурно предъявлялись им другими историками. Знаю, что этими книгами пользуются во время учебного процесса многие преподаватели и студенты Украины. Тем временем увидели свет мои книги о гетманах Иване Выговском и Иване Мазепе, появилось очень важное для меня и для современной истории казачества (на мой взгляд) исследование, связанное с эпохой Богдана Хмельницкого «Казацкая Украина: Хмельниччина», раскрывающая истинные причины и мотивы многих решений и действий Хмельницкого, документально проясняющая многие «темные» или «белые», это уж кому как, пятна в его взаимоотношениях с польским королем и Польшей, с Крымом, Россией и Турцией.

- Есть еще одна особенность вашего творчества. Свои исторические исследования и художественное осмысление судьбы казачества Вы уже в течение многих лет соединяете с непосредственным участием в возрождении украинского казачества, поддерживаете связи с казаками России и Приднестровья, часто выступаете в прессе с аналитическими проблемными статьями по вопросам истории и современного развития казачества. Вас считают одним из идеологов современного казачества. Поэтому: Ваш взгляд на современные проблемы казачества, его роль и перспективы развития?

- В Украине и в России многие проблемы казачьего возрождения возникают из-за того, что, возрождая или зарождая, современное казачество, основатели его очень смутно представляют себе, а какое именно казачество они пытаются сотворять. Меня умиляет, когда в большом индустриальном городе или в поселке собирается несколько неофитов и объявлят себя казачьей организацией Запорожского Сечевого казачества, с намерением жить «по законам Сечи». Но для этого нужна… Сечь! То есть полевая крепость, гарнизон, которой принимает обет безбрачия, и, не имея ни семьи, ни дома, ни хозяйства, всю свою жизнь посвящает военно-казачьей службе. А еще – нужна военная угроза извне, которая придавала бы смысл этой службе; нужны источники финансирования, продовольственного и военного обеспечения.

Очень немногие знают, что существовали сечевое, городовое, станичное казачества; было казачество реестровое, находившееся на полном государственном обеспечении, и нереестровое, как бы пребывавшее вне закона; а еще – надворное казачество, давшее нам известного полководца С. Наливайко, которое создавалось и содержалось Потоцкими, Вишневецкими и прочими магнатами; и казачество повстанческое, отличавшееся особым анархизмом, поскольку возникало во времена восстаний, когда вчерашние крестьяне, ремесленники и прочий восставший люд, имевший смутное представление о традициях казачества, вдруг объявили себя казаками. А еще ведь было армейское казачество, особенно развитое в России в ХІХ – в начале ХХ ст., когда формировались казачьи части регулярной армии, и где не было ни выборных атаманов, ни традиций казачьего круга, а были офицеры, и подчинялись они армейским уставам. Каждое из этих казачеств имело свои традиции, свои социальные корни, свою форму одежды (или же не имело таковой), свое предназначение и свои ареалы обитания. И все попытки современных казаков впитывать в себя некую солянку из этих традиций и канонов приводят лишь к созданию фольклорного фарса.

Самая благоприятная ситуация для возрождения казачества, конечно же, в России, поскольку там сохранились не только традиции станичного казачества, но и сами станицы, сохранились целые обширные районы бывших казачьих областей (войск). При всем маниакальном стремлении коммунистического режима истребить казачество «как класс», сам дух казачества - Кубань, Дон, Терек, Урал, Амур и прочие реки так и остались реками казачьих войск. Сохранились остатки Сибирского, Даурского, Якутского и других казачеств, и все это позволяет современному российскому казачеству быстро, динамично и в соответствии со своими традициями развиваться. Очень удачно найдена в России и форма координации, а значит, и единения казачеств – через Управление по делам казачества при Президенте России, которое возглавляет обычный армейский генерал, являющийся ныне – советником Президента по делам казачества. В Украине, к сожалению, такого органа управления и координации не существует, и это порождает массу проблем. Прежде всего, правового характера.

Ни в Украине, ни в России не существует закона о казачестве. Правда, в России такой закон принят Думой, но не подписан Президентом, в Украине его проект еще не прошел даже парламент. А это значит, что казачество является рядовой общественной организацией, наряду с обществом кактусоводов или любителей кошек. Но в казачестве есть форма одежды, существуют приравненные к армейским подразделения, казаки носят ритуальные холодное оружие…

Поскольку закона о казачестве не существует, достаточно собрать десять казаков, чтобы зарегистрировать еще одно казачество с атаманом, писарем и всеми прочими атрибутами. Только в Одесской области уже порядка тридцати независимых друг от друга областных и межобластных, районных и межрайонных казачеств, в Украине их более двухсот. В России, по словам советника Президента РФ по вопросам казачества, более 600. Что дальше? Время от времени предпринимаются попытки объединить всю эту массу организаций под одной атаманской нагайкой, например, в рамках организации «Украинское казачество», гетман которого Иван Билас даже провозглашен его сторонниками гетманом Украины, то есть главой Украинской державы, что должно было вызвать массу вопросов у правоохранительных органов, в то время как Президент Украины был всего лишь «почетным гетманом Украинского казачества». Но теперь и Президент В. Ющенко на Великой Раде, состоявшейся на Хортице, провозглашен гетманом Украины, что более объяснимо. Хотя и это провозглашение вызывает определенные коллизии, поскольку гетман Украины должен править гетманской державой, которой не существует. Однако все попытки объединить украинское казачество в стране, где уже насчитывается, если не ошибаюсь, пять казачьих гетманов, ни к чему не приводят. Потому что одних гетманов и верховных атаманов пытаются подчинять другим. Это как если бы в России войскового атамана Донского казачества пытались подчинить атаману Кубанского или Амурского.

Станичное казачество решило для себя главную задачу: определило способ жизни, род занятий и традиции. Что касается современных городских казачеств, а в Украине они все – городское, то они мечутся между фольклорным фетишизмом и полуармейскими крайностями, которые приводят к политическому наемничеству. Поэтому главная задача каждого из этих казачеств – найти в современном индустриальном обществе свою социальную, деловую, политическую, религиозную нишу, ответив при этом на один вопрос: «А ради чего и во имя чего мы сформировали сие казачество? Каковы его цели, задачи и перспективы». Кстати в своих выступлениях в прессе, в книгах я всегда предостерегаю политиков и атаманов от бездумного втягивания казаков в политические игрища и разборки, ибо ни организационно, ни идеологически украинские казачества к этому пока что не готовы. Зато казачество – важный аргумент и инструмент в деле этнического единения наших государств. Только не следует сводить попытки консолидации лишь к славянскому единению, поскольку в казачествах уже есть представители десятков наций и народностей, в том числе татар и других мусульманских народов и этносов.

- Наряду с казачеством, Вы, как ученый, интересуетесь и проблемами современного рыцарства, участвуете в международных рыцарских съездах, являетесь автором нескольких книг о рыцарстве. Немного подробнее об этом…

- Казачество и рыцарство очень взаимосвязаны. Известно, что князь Дмитрий Вишневецкий закладывал первую Сечь, основываясь на уставе Мальтийского ордена. В универсалах Хмельницкого и других гетманов запорожские казаки именуются не иначе, как рыцарями, рыцарством. Я являюсь одним из основателей первого в Украине рыцарского Ордена Архистратига Михаила. В 2000 году увидела свет моя книга «Всемирная история рыцарства. Орден Архистратига Михаила». Презентация ее проходила во время съезда европейского рыцарства, на фешенебельном итальянском курорте Арона, на границе со Швейцарией, где я был награжден церковно-рыцарской медалью Св. Амброзия, именем которого названа одна из библиотек Ватикана, и Крестом Дружбы германского рыцарского ордена Св. Константина. В следующем году эта книга была вручена лично Папе Римскому, как патрону всех католических орденов, во время Великой Прощи украинской делегации в ответ на посещение Папой Украины. И вот только что, в начале 2005 года, появилась моя книга «Всемирная история рыцарства», которая, насколько известно специалистам, является первой подобной в мире, где освещена история орденов мира, начиная с ХІ ст. и до наших дней, использовано множество современных документов. В доме у меня собрался огромный «рыцарский» и «казачий» архив.

Кстати, где только возможно, я собираю документы, связанные с современным казачеством. Я поражен тем безумием, с которым наши предки – Хмельницкий, Выговский, Мазепа, Сагайдачный… относились к летописанию. Они сами были высокообразованными людьми, имели сотни просвещенных людей под своим началом, но ни один из них не позаботился о том, чтобы в канцеляриях работали летописцы; и все, что мы узнаем об их временах, - узнаем из польских, татарских, турецких, германских и прочих источников.

Знание истории помогло мне при создании истории древнего карпатского монастыря Скит Манявский – «Слово о Ските Манявском», в рамках которой я перевел древнюю (нач. ХVII в.) летопись. Осуществил перевод на современный украинский язык и летописи «Велесова книга». Надеюсь, что очень скоро увидит свет мои «Всемирная казацкая энциклопедия», в которой содержатся данные о всех казачьих организациях мира – а коллективы казаков есть сейчас в Австрии, Канаде, США: о творцах, касавшихся в своем творчестве темы казачества. Конечно же, это лишь первая попытка, первое издание, ведется дальнейшая работа.

Меня интересует не только чистая история казачества, но и его психология, творчество, его «характеристики», то есть люди, наделенные способностями экстрасенсов, гипнотизеров, казачества которых в украинских казачествах проявлялись в касте «характерников», в российских – в касте «пластунов».

- Сейчас в казачьих кругах Украины поговаривают о гетманском правлении, то есть о возрождении государственного гетманата…

- У этой проблемы любопытная история. В России были созданы могучие казачества: Кубанское, Донское, Терское, Даурское… Но все они носили региональный характер и никогда не поднимались до общегосударственной ступени правления. В Украине ситуация иная. Украина – единственная в мире страна, в которой во времена Б. Хмельницкого, то есть в середине ХVII в., была создана гетманская казацкая республика, во главе которой стоял гетман; при том, что Запорожская Сечь существовала сама по себе, на правах некоей автономии. Гетманское правление сохранялось затем и во времена Юрия Хмельницкого, И. Выговского, Д. Многогришного, Д. Апостола, И. Мазепы (правившего 23 года), И. Скоропадского. При этом, вся Украина была поделена на казацкие админполки (области), казацкие админполки (области), казацкие админсотни (районы), то есть все население большой многомиллионной страны было оказачено, военизировано, уставно дисциплинировано. Это удивительный эксперимент. А посему и возрождение гетманской державы – проблема сугубо украинская.

Помню, в декабре 1999 года на Великой Раде казачества в Донецке некоторые горячие головы уже пытались провозгласить Украину Гетманской республикой. И Рада готова была проголосовать. Нашелся один трезвомыслящий человек, ваш покорный слуга, который решительно выступил против. Убедив горячие «оселедцы», что, во-первых, с правовой точки зрения это будет попыткой государственного переворота, а во-вторых, кто попытается, кто готов объяснить собравшимся, народу, всему миру, что такое в условиях начала ХХІ ст., постиндустриального общества военизированная гетманская держава? Кто разрабатывал ее экономико-политические и социальные аспекты, кто изучал механизм ее создания и последствия подобной перестройки? А в нескольктх книгах о современном казачестве я очертил круг интересов казачества, его ниши: патриотическое воспитание: изучение истории казачества, познание психологических аспектов формирования казачьего мировосприятия казачьей закалки тела и характера, развитие казачьего фермерства, участие в охране границ и поддержании правопорядка. Но, как я уже говорил, недавно Великая Рада провозглосила Президента Украины В.Ющенко Гетманом Украины, что из этого следует – пока что не известно. Сам Президент делает вид, что ничего особенно не произошло.

- Вами немало написано о казаках – участниках Второй мировой войны.

- Я написал 20 романов о Второй мировой, объединения их и цикл «Война империй». Каждый из этих романов – одна из тайн минувшей войны. Некоторые из этих произведений уже увидели свет в издательствах Москвы, Йошкар-Олы, Киева, Донецка, Одессы – «Последний из группы Беркута», «Похищение Муссолини», «Ветер богов», «Странники войны», «Заговор обреченных», «Черный легион»… Впервые с казачеством я столкнулся во Второй мировой, когда писал повесть о юном разведчике из конно-механизированной казачьей группы генерала Плиева, потомственном казаке Тимофее Волченко (живет в Одессе), затем – во время работы над историческим эссе «Генерал Власов – отверженный и проклятый», и тогда я знакомился с материалами в Сан-Франциско, где имеются клуб, библиотека и книжный магазин, основанный бывшими власовцами; в Германии, в Чехословакии, довольно дотошно изучал дожившее до Второй мировой белоказачье движение во главе со Шкуро, Красновым, Семеновым (в Маньчжурии); с теми казачьими общинами, что оказались после гражданской в Болгарии, Югославии. Разлом казачьего движения на «белых» и «красных» тем и страшен, что в конечном итоге он оказался трагическим для казаков по обе стороны идеологических баррикад. Но особенно убийственно он отразился на той массе казаков, которая под командованием П. Краснова и генерала фон Панвица оказалась под патронатом войск СС, а значит, лично рейхсфюрера СС Гиммлера.

Ко мне часто обращаются за советом: имеют ли право входить в возрождаемое казачество люди, чьи предки в древнем казачестве замечены не были? Ответ здесь однозначный. Да, те, кто прослеживает свою казачью родословную, имеют право на родовую гордость – и только. Чтобы стать казаком… нужно чувствовать себя казаком. Да еще принять присягу и посвящение. Нам известны основы формирования всех казачеств, и ни одно из них не является этнической общностью, все они многонациональны, все социально и регионально собирательны. Главное, чтобы современный соискатель казачьих лампасов верил в святость казачьих традиций и готов был основать новую казачью династию.

Валентин КИРЬЯЗОВ

http://izvestiya.odessa.ua/ru/2005/06/18/ideolog-kazachego-vozrozhdeniya

Страниц: 1
Опубликовано: 08.03.14 | Просмотров: 2526 | [ + ]   [ - ]   | Печать