Cossack Казак

Теги
Назаренко Науменко Сагайдачный Крым Испания Казаки России Германия ВВД Воронеж язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Колодежное Ростов Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Абхазия Казачий Народ обращение никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин Ставрополь Всемирный конгресс казаков Новохоперск Австралия Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки генетика Спас Украинское реестровое казачество Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Гражданская война Русская Голгофа эмиграция мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос Рязань ЦКВ терские казаки конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина ОКВ Дутов Оренбург перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ черноморцы

Колонизация Юга

Колонизация Юга в Московской литературе освещена так: «на Юг продвигался казак с оружием в руках». При чём, этот казак «непременно» рождённый от «великоросса», а за казаком неотступно следовал с плугом «великоросс»-пахарь. Получается какая-то чехарда: почему шёл первым, в опасную зону татарского владычества, именно сын «великоросса» - казак, а не сам отец «великоросс» для завоевания и приобретения Земель для своего потомства? Даже само образование Донского Войска представляется московитами, как следствие колонизационных устремлений «великорусского» народа.

Колонизация Юга в Московской литературе освещена так: «на Юг продвигался казак с оружием в руках». При чём, этот казак «непременно» рождённый от «великоросса», а за казаком неотступно следовал с плугом «великоросс»-пахарь. Получается какая-то чехарда: почему шёл первым, в опасную зону татарского владычества, именно сын «великоросса» - казак, а не сам отец «великоросс» для завоевания и приобретения Земель для своего потомства? Даже само образование Донского Войска представляется московитами, как следствие колонизационных устремлений «великорусского» народа.

Такое понятие московитов («русских») существует и поныне. Всё это грубая тенденциозность и измышление логически и исторически нелепая. Измышлением является и так называемая московская колонизация.

Южный рубеж Московии в XVI веке проходил по р. Оке, в 120 верстах южнее от Москвы и были там города: Алатырь, Темишков, Коломна, Шацк (основан в 1552 г.), Ряжск, Донков, Епифань, Пронск, Михайлов, Дедилов, Новосиль, Мценск, Орёл, Ново-Северск и Путивль.

При своих изысканиях, казачьи историки не встретили в исторических документах ничего об образовании, южнее указанных городов, хотя бы одного незначительного поселения к Югу и даже попытки совершить это.

Между Московией и Донским Войском лежали громадные пространства свободных земель, а ближе к Волге, даже безопасных от татар, но этих земель «великорусский» народ боялся как огня: попасть в плен к крымским татарам.

Преграждение Донским Войском Турции путей на Север и Северо-Восток; занятие Донцами р. Яика и р. Терека, г. Астрахани и нижнюю и среднюю Волгу, дали возможность Московской власти постепенно продвигать свой рабский «великоросский» народ, произшедший от смеси славян с финами и тюрками (черемисы) южнее, выше указанной линии городов, закреплять захваченные пространства крепостями. А поэтому власть Московии прибегала к помощи так называемых «служилых казаков» за жалованье, для охраны южных рубежей от крымцев. В 1586 г. были построены по Волге: Саратов, Самара, Царицын. В 1593 г. : Ливны, Елец, Воонеж, Валуйки-Оскол, а в 1598 г. Белгород.

За Донским Войском стал продвигаться, к Южным морям, не «великоросский» народ, оказавшийся совершенно неспособным к колонизации, а само Московское государство; но своими силами и средствами не могло создать непосредственную охрану новых рубежей и образовать на них своё постоянное войско, за непригодностью населения Московии, и поэтому обратилась за помощью к казакам. В грамоте царя Фёдора (сын Грозного) с 1587 г. Пронскому воеводе сказано: «послали мы в Пронске Иван Измайлова прибирать на свою службу донских и волжских атаманов и казаков и охочих вольных людей». А какой чёрной неблагодарностью отплатила Москва казакам, будет сказано впоследствии.

И уже 15 февраля 1592 г. царская грамота Воронежскому воеводе гласят: «Да которые казаки донские и воронежские похотят идти на Дон, на Низ, для своих просмыслов (для звериного и рыбного лова, продажи на Дон из Донкова и Воронежа отпускать не велить никакого человека».

Отсутствие на Дону хлеба и боевых припасов ставили Дон в экономическую зависимость от Москвы. Завести пашню не бвло возможности, так как её не скроешь от злобного взгляда татар и московских чиновников, и поэтому казаки нанимались на «царскую службу». Указан и размер жалованья.

«А как атаманы и казаки, которые посланы на р. Волгу для мурзы Казнева улуса (против ногайцев) в Астрахань съедутся и боярину и воеводам тем атаманам дать Государево жалованье — по сукну доброму да по рублю человеку, да по фунту зелья и свинца. А на корм им давать по осьмине муки человеку, да 10-ти человекам четверть круп и толокна; или сколько пригоже, смотря по житью, сколько они в Астрахани станут жити, а конным сверх того дати по четверти овса человеку. А будут они для нужды учнут просить денег и им дать по полтине человеку на нужу, а достальным денежное жалованье будет вперёд».

«Нужа» была сама по себе очевидна, так как казакам не отпускалось мяса, а лошадям сена и не давалось на это денег.

Характерной чертой Москвы было то, чтобы служба ей обходилась возможно дешевле, а то и просто ничего не стоила. Донское Войско нуждалось и в пополнении казачьих рядов, вследствие слабого развития семейной жизни на Дону в XVI веке и больших потерь на войне. Главное пополнение шло из Запорожья и соседних народов Кавказа. Приток крестьян из Московии был совершенно ничтожный и по психическому состоянию совершенно непригодным в постоянной военной тревоге и битвах. Если и приходили некоторые, то вскоре и убегали обратно, хотя и в крестьянскую пашенную неволю, но физически менее опасную атмосферу, чем на грозном «Тихом» Дону.

Ослабление Донского Войска произошло от того, что часть казаков ушло на Яик и на Терек, а так же в Сибирь с Ермаком, но тем не менее Донцы продолжали войну на «супе и на море», против турок и татар. Военные действия против Азова прерывались «перемирием», когда о этом просил Азов. Традицией Дона было то, что он никогда первым не просил о «перемирии». Обычно московский посол, прибыв на Дон, сообщал в Азов о своём путешествии в Царьград и с Азовом начинались переговоры о «перемирии». За заключение перемирия, обычно полагалась уплата Дону оброка (контрибуции): котлами, солью и рыболовными снастями, по числу «замиренных городков». Но обычно это перемирие скоро переходило в «размирье».

А в общем, горизонт Свободного Дона стал заволакиваться тёмными тучами. Ушёл в царство теней царь Грозный для бояр, но сравнительно благожелательный для казаков. Умер его дегенеративный сын. На сцену появился Борис Годунов.

В 1592 году Турция предъявила Москве категорическое требование уступить ей мусульманские царства Казань и Астрахань. Борис Годунов, ещё бывший опун царя Фёдора, решил для установления мирных «добрых» отношений с Турцией, уничтожить Донскую республику, как единственную преграду на пути Турции от Азовского моря и обратить Дон в колонию Московского государства.

В 1598 г. посол Москвы Нащёкин привёз грамоту Донскому Атаману Степану Ершову. Нащёкин не пожелал по обычаю идти на Казачий Круг для прочтения речи царя и передачи грамоты казакам и трижды посылал им требование о приходе их на посольский стан, что означало бы зависимость Дона от Москвы.

Нащёкин нашёл среди казаков «доброхота» атамана верховых казаков Вышату Васильева, пытавшегося уговорить казаков идти к послу. Во время продолжительных переговоров не один день, а три дня, отдельная группа казаков пришла на посольский стан, захватив силой Васильева, били его «ослопами» (палками) перед шатром посла, а после посадили «в куль да в воду», то есть утопили за измену Донскому Войску. На 4-й день на посольский стан прибыл Атаман Веейков с 300 казаками и с категорическим вопросом: пойдёт ли посол на Круг или нет?

Нащёкин, воспользовавшись этим случаем прочёл речь царя и вручил грамоту, что было неправомочно, так как отсутствовал Атаман Ершов. Казаки Веейкова силой взяли у посла, присланное Дону жалованье и продовольственные запасы. И только тогда разрешили послу проезд в Азов. Грамоту прочли на Круге. В ней говорилось: «отдать турецких пленных во главе с чеушей и шестью черкасскими князьями без выкупа и быть всем казакам на службе с боярским сыном Петром Хрущёвым в Раздорах «или где пригоже».

На Кругу было решено Хрущёва на Дон не принимать и отослать его обратно в Москву, а турецких пленных без выкупа не отдавать: «а только де нам ныне их отдать без окупу, и нам тех окупов не видать и в десять лет, а в Москву нам де теми окупами не езживать». Такой ответ Круг вручил Нащёкину. Из этого ответа видно, что Москва у казаков не пользовалась особым доверием в кредит. Царское же жалованье было вообще оплатой за заключаемое с Азовом перемирие, в котором нуждалась Москва, боясь турок. Такое же жалованье Москва посылала ногайцам и крымским татарам, чтобы избежать их набегов.

Страниц: 1
Опубликовано: 10.04.17 | Просмотров: 327 | [ + ]   [ - ]   | Печать
© 2018 All right reserved Cossack.SU Partners