Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

Д'Артаньян и запорожские казаки

Запорожские казаки
Если, посмотрев заголовок, вы решили, что это «альтернативная история» то ошиблись. Знаменитый Д'Артаньян был действительно боевым товарищем запорожцев и бился с ними плечом к плечу.

По этой истории надо бы фильмы снимать, а она оказалась почти забытой. Я, с большим удивлением, наткнулся на неё и теперь считаю нужным рассказать об этой славной станице боевого украинского прошлого. Итак, слушайте историю про то «Как казаки мушкетёрам помогали».

А для начала я приглашаю вас в Лувр. На дворе 1644 год. Людовик Тринадцатый и его Первый министр кардинал Ришелье уже оставили этот бренный мир, но Тридцатилетняя война, в которую они залезли, всё ещё длится. Франция воюет. Франция несёт потери. Франция отчаянно нуждается в солдатах для своей армии. Где их взять? Вот, что заботит нового Первого министра кардинала Мазарини. Его короля, Великого в будущем Людовика Четырнадцатого, пока ничего такого не заботит. Ему всего четыре годика.

К тому времени антигугенотские законы во Франции были отменены и многие гугеноты возвращаются на Родину. Среди них и Гийом Левасер де Боплан. Инженер-фортификатор. Гугенот из Нормандии. Потоком викингов.

Он вернулся из далёкой и загадочной страны Речи Посполитой. Там он жил в той её части, что носит имя Украина. Кавалер де Боплан рассказывает удивительные вещи.

И не только рассказывает, ног и пишет. Во Франции выходит его книга «Описание Украины, или же областей королевства Польского, размещенных между границей Московии и Трансильвании»

Кавалер де Боплан почти десять лет служил польскому королю инженером-фортификатором, строя для него крепости по последним образцам европейского фортификационного искусства.

Направлены эти крепости были не столько против турок и крымских татар, сколько против запорожских казаков.

В Запорожскую Сечь, как известно, бежали украинские крестьяне, спасаясь от невыносимого гнёта польских и своих собственных господ. Вот как этот гнёт описан в источниках:

«…Ляхи великие тяжести людям украинским и казакам налагаху, насилия и обиды церквам божьим творяху, отъемлюще нуждою от благочестивых имения и самых смерти предаяху, от чести и власти изгоняху, суду не даяху, казаков всячески озлобяху, от всякого бидла и пчел десятое взимаху. Имет ли кто звера — кожу дай пану, имет ли рыбу — дай урочную дань оттуда на пана; от военных корыстей татарских конь или оружие в казака будет — дай хлопе на пана…»

Чтобы пресечь беженцам путь на Сечь, а самих казаков раз и навсегда запечатать в Сечи, чтоб они больше не ходили войнами на Польшу, решили в Варшаве запереть днепровские пороги крепостью. Чтоб ни туда и ни оттуда.

Эту крепость и возвёл кавалер де Боплан. Она получила название Кодак.

Воздвигнутая на высоком, правом берегу Днепра, как раз напротив Кодаковского порога, она по всем стандартам считалась неприступной. Чтобы эту неприступность ещё усилить, польское правительство разместило там отборный гарнизон: 1000 немцев-драгунов во главе с французом Жержем де Марианом.

Эта мрачная цитадель выполнила свою роль. Она наглухо заблокировала все пути в Сечь и из Сечи.

Недобрая память о ней сохранилась в украинской народной песне

«Не хотіли пани-ляхи

Попустити й трохи,

Щоб їздили в Січ бурлаки

Тай через пороги, —

Спорудили над Кодаком

Город-кріпосницю

Щей прислали в Кодак військо,

Чужу-чужаницю.

Іде бурлак чи комишник

Порогом — водою.

Його лове чуже військо

Й оддаэ в неволю.

Зажурились запорожці,

Що нема їм волі

Ні на Дніпрі,

Ні на Росі,

Ні в чистому полі»

Однако недолго было суждено крепости Кодак торчать костью в горле у украинцев. Та же народная песня так описывает дальнейшие события

Обізвався серед Січі

Курінний Сулима:

«Гей, давайте, хлопці, зварим

Вражим ляхам пива!»

Обізвавсь Павлюк-хорунжий:

«Допомоги дати!»

«Щоб ту людськую препону

Нащепт зруйпувати!»

В августе 1635 года запорожское войско во главе с гетманом Иваном Сулимой отчаянным ночным штурмом с Днепра и с суши после многочасового боя овладели этой, досель считавшейся неприступной, твердыней!

Весь гарнизон погиб. Самого кавалера де Боплана казаки собирались сжечь живьём к чёрту. Чтоб он больше такой гадости на Украине не строил. Но за него вступился Богдан Хмельницкий. Да-да, тот самый.

Француза отпустили. С тех самых пор Боплан питал самые уважительные чувства к боевой силе и смелости запорожских казаков.

Своими впечатление об этом он поделился с приближённым Мазарини, графом де Брежи.

Тот, в свою очередь, рассказал об этом Мазарини и получил от него миссию- ехать в Польшу и нанять запорожцев на службу Королю Франции.

Де Брезжи выезжает немедленно. На месте, в Варшаве, по рекомендации всё того же Боплана, он встречается с Богданом Хмельницким. Об этой встрече он сообщает в депеше Мазарини, где пишет:

«…есть ныне очень способный полководец Хмельницкий, его здесь при дворе уважают…»

В разговоре с Хмельницким де Брезжи прямо просит того содействовать в найме запорожцев на службу Франции. Хмельницкий соглашается с условием, если в ближайшее время Польша не будет воевать с турками.

Граф де Брезжи признаёт такой довод разумным и патриотичным.

По своим каналам он немедленно узнаёт, что войны с турками не планируется и передаёт Хмельницкому приглашение от кардинала Мазарини – приехать в Париж.

В марте 1645 года Хмельницкий с сечевыми полковниками Серко, Ганжой, Соптенко, Нечаем и Кривоносом прибывают в Париж.

Не сразу, но они всё же были приняты кардиналом Мазарини и сумели произвести на того самое благоприятное впечатление.

После беседы кардинал направляет казаков к главнокомандующему французской армии, великому полководцу принцу Конде.

Тот, долго беседовав с сечевиками, остался ими доволен и рекомендовал Мазарини нанять казаков на службу.

19 апреля 1645 года был подписан договор, по которому на службу французскому королю поступали 1800 пеших и 800 конных казаков. Плата была установлена следующая: по 12 талеров рядовым казакам и по 120 талеров полковникам и сотникам.

В сентябре того же года, 2 600 запорожских казаков, отплывают из порта Гданьск во Францию.

Основные боевые действия, в тот момент, проходили на севере Франции, куда вторглись испанцы.

Украинский корпус поступает в армию Конде и весьма скоро знаменитый полководец уже ставит в пример доблесть украинской пехоты своим войскам.

Однако особую славу украинцы снискали при штурме крепости Дюнкерн, которую уже долгое время удерживали за собой испанцы.

Дюнкерн Принц Конде решил атаковать с суши и с моря. Запорожский корпус был разбит на две части. Меньшая, под командованием полковника Ивана Серко, должна была тайно подобраться в крепости с моря. А большая, в составе основных сил Конде должна была штурмовать Дюнкерн с суши. Вот в состав этих то сил и входили знаменитые королевские мушкетёры во главе со своим капитаном Д Артаньяном.

Дальше дело было так. Французской флотилии не удалось тайно прокрасться к Дюнкерну. Два испанских фрегата перехватили её и потребовали сдаться.

Ввиду явного неравенства сил французский командир собрался именно это и сделать. И сделал бы если бы не запорожцы. Полковник Иван Серко предложил применить воинскую хитрость. Французские корабли подняли белый флаг. Когда испанцы приблизились, желая завладеть трофеем, казаки ринулись на абордаж и после короткой, но яростной рубки завладели обоими испанскими фрегатами.

Так и не спустив с рей испанские флаги, казаки направились на этих фрегатах к Дюнкерну. Они успешно миновали грозные многопушечные форты крепости. Но тут удача отвернулась от запорожцев. Не зная местных вод, да и не умея толком управлять такими тяжёлыми судами, они посадили их, оба сразу, на мель, прям в виду крепостных пушек. Казалось гибель или плен неизбежны. Но Иван Серко вновь идёт на риск. По его приказу казаки опорожняют все имеющиеся на фрегатах бочки, строят с помощью их плоты и высаживаются на берег.

Тут же, не медля ни минуты, мокрые, ещё не отошедшие от жестокого абордажного боя казаки устремляются на штурм Дюнкерна.

Для испанцев это было полной неожиданностью Они не успели организовать как следует оборону и вскоре украинцы ворвались в город. Заполыхало предместье.

И в это время украинцы во главе с Хмельницким и королевские мушкетёры во главе с Д Артаньяном ударили с суши.

После двухчасового боя Дюнкерн пал!.

Жители города сквозь закрытые ставни со страхом разглядывали бегавших по улицам неведомых чубатых воинов с длиннющими свисающими усами, в широких цветных шароварах, с кривыми саблями в руках.

Однако их страхи оказались напрасными.

Украинцы не убивали тех, кто сдавался в плен, и обращались с ними по-рыцарски. Удивлению и радости горожан, привыкших к грабежам и насилию победителей, не было предела.

Падение Дюнкерна привело к перелому в войне. И скоро север Франции был полностью очищен от испанцев.

Вот так и стали королевские мушкетёры и запорожскими казаки братьями по оружию

А Великий Конде так писал об украинцах:

«... это очень смелые воины, неплохие всадники, совершенные пехотинцы, особенно они способны к защите крепостей…»

Служба украинских казаков во Франции пошла в немалую пользу всей Украине. Ибо казаки, получившие опыт европейской войны и соединив европейскую военную науку с запорожским воинским искусством, стали в дальнейшем, ядром Повстанческой армии Богдана Хмельницкого. Его, так сказать, гвардией!

Страниц: 1
Опубликовано: 01.05.17 | Просмотров: 380 | [ + ]   [ - ]   | Печать