Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

Великий исход Казачьего Народа

В 1380 году наместник Хана Золотой Орды Мамай, за неуплату дани Москвой, повёл наступление. К этому моменту уже было предварительное тайное соглашение действовать против татар совместно Москве и казакам.

Во главе казаков появился Семён Мелик, национальность которого точно не выяснена: был ли он казак или татарин, ибо среди придворных Мамая, был видный мурза Орду-Мелик. Но Семён Мелик командовал пограничной стражей казаков со стороны Татар, которые вполне доверяли казакам, заключивши ещё при Батые федеральный договор. Что толкнуло Семёна Мелика на объединение сил Казачьих с московской дружиной князя Дмитрия? Или ущемляемая Вера христианства или предвидение некоторого почёта в Москве, при дворе князя, но союз состоялся.

Семён Мелик, судя по обстановке сражения на Куликовом поле, был близок к штабу Мамая, ибо он отлично знал диспозицию татарских войск и, по его указаниям вообще, нерешительный князь Димитрий перешёл на левую сторону Дона и занял исходное для сражения положение, имея на правом фланге изрытую балками местность, а на левом — лес, препятствующие конному бою. Перед фронтом же была почти ровная равнина.

Мамай, несмотря на невыгодность местности, повёл атаку в лоб, и скоро прорвал фронт Московских войск. Где был в этот момент кн. Димитрий — неизвестно; уже после сражения его нашли под кустом трясущимся от страха, во всяком случае он ранен не был.

В этот трагический момент, когда Московская рать побежала, в перспективе быть потопленной в Дону, находящиеся на левом фланге, в лесу конницы, под общей командой Днепровского казака Боброка и конница Мелика ударили всей массой в правое крыло армии Мамая, охватывая её и с тыла. Татары дрогнули и побежали. Боброк преследовал татар на протяжении 50 вёрст. Московские историки называют как Боброка, так и Мелика «воеводами», но таких постов в Московской армии они не занимали. Мелик был убит в бою, а Боброк остался жив, заслужил большой почёт в Москве и женился на сестре кн. Дмитрия, называемого «Донским».

Ему Донские казаки преподнесли две иконы Донской и Греьенской Богоматери, которые считались последующими в Москве князьями и царями чудотворными и, в случаях тяжёлых войн Икона Донской Богоматери шла с армией в поход.

Мамай же, отступая вдоль Дона, за нарушение договора казаками с татарами, подверг казачьи поселения огню и грабежу. Это была первая наука нашим предкам, как невыгодно нарушать своё честное слово, которое в веках было нерушимо.

В это время появился новый претендент на престол Золотой Орды и имеющий на то законное право, так как он был потомок Чингис-Хана, - имя его Тохтамыш. А Мамай был только наместник. В 1382 году Тохтамыш из-за Яика, с сильной «синей» ордой, состоящей из киргизов и средне-азиатских казаков, нагрянул внезапно и разбил Мамая, который бежал в Азов, где и был убит казачьей пограничной стражей, состоящей в распоряжении Генуезцев, имеющих торговую факторию в Азове, тогда ещё именовавшимся «Азак», где уже и чеканились монеты для Тохтамыша.

В 1382 году Тохтамыш захватил Москву и сжёг её. Кн. Димитрий поспешно бежал на Север, бросив на произвол судьбы своего союзника — Казачий народ. Это был второй урок для казаков о нарушении договора. Вслед за этим появился третий претендент на престол Тимур, прозванный Тамерланом, имевший кличку «железный хромец». Это был гениальный полководец, но не принц крови, завоевавший богатый Туркестан. Сражение между Тохтамышем и Тамерланом произошло на Тереке, где Тохтамыш понёс полное поражение и стал отступать за Волгу, покинув даже столицу Сарай, которая и была разграблена Тамерланом и сожжена до тла и разрушена.

Тохтамыш отступил, захватил с собой и большую часть Донских казаков. Появление казаков среди Киргизов, было для последних чрезвычайно лестным и благожелательным. Они сразу же усвоили быт и традиции казаков и вся Киргизская Орда стала называться: «Киргиз-Казацкой», а киргизы - «киргиз-казаками», и даже «казаками».

Тамерлан покончив с Сараем, двинулся в направлении на Москву, дошёл до г. Ельца, но получив тревожные вести из Туркестана, бвстро пошёл в сторону своих владений. За то, что часть казаков была у Тохтамыша, Тамерлан совершенно опустошил поселения казаков на Дону. Находившиеся казаки на Северном Кавказе и черкасы, при его приближении, сожгли все пастбища. Конница Тамерлана, по случаю голода лошадей, превратилась в пехоту. И Тамерлан отдал приказ предавать огню и мечу поселения «казаков разбойников». Не пощадил он и тех, что были ещё в старых границах Казакии, в междуречьи Куры и Аракса. Но всё же не всех уничтожил и, даже теперь существует там памятник древних казаков, около озера «Севана», под названием: «Casakx» - Казакх, в виде небольшого города.

Это был третий урок, как доверять «православию» Московских царей и вообще Московским правителям.

После трёх разгромов, никаких городов и поселений на Дону, до самого устья, не было, а лишь свежие развалины и пепелища от них, да белые кости стариков, казачек и детей. Настала жуткая трагическая для казаков, пора долгого лихолетья, за нарушение договора с татарами.

Поняли это казаки, но было уже поздно. Особенно жуткая сиротливая доля выпала жёнам-казачкам с детьми. Им пришлось скрываться в глухих дебрях лесов по Казачьим рекам, в оврагах, в трущобах, чтобы не стать жертвами татарских налётчиков, теперь забывших Закон Чингис-Хана.

Казачка всегда чистая, опрятная, красивая и гордая, привлекала своим природным изяществом взоры плотоядных вонючих от конского пота татар. Завладеть казачкой-христианкой, считалось верхом блаженства. Поэтому Казачка никогда не расставалась со своим кинжалом. В борьбе с одиночным татарином неповоротливым, с короткой волчиной шеей и станом-обрубком, ловкая, сильная, гибкая казачка часто выходила победительницей. Когда конный татарин накидывал на шею аркан, она ловко его перерезала кинжалом, когдаже татарин слезал с коня и обезумевший от страсти, теряя самообладание, бросался на казачку, то она гибкая увёртывалась от рук татарина и, пользуясь его неповоротливостью, вонзала кинжал в его спину.

Но когда же нападала шайка насильников на гордую казачку, то видя свою беспомощность, она вонзала в своё сердце кинжал. Так и рисуется этот прекрасный образ на душистых травах и пышных цветах родной Донской Земли — героиня-Казачка с кинжалом в груди...

Протекали века. Всё к счастью стремилось, всё в Мире по несколько раз изменилось, но не изменилась лишь доля Казачки. По преданиям известно, что жуткую тоску и грусть Казачки в дебрях лесов, понимал зверь-медведь; он никогда не нападал на оставшихся стариков, казачек и детей, видя от них только добро. Он подходил к казачке, брал из её ласковых рук кусок сота мёда (благо, что его бвло много в лесах) и затем обласканный, уходил в свою берлогу. Когда же он слышал крики детей казачки, то быстро выскакивал из своего стана и бросался на татарина с опасностью для своей жизни. Также относился медведь и к «русаку», с его рогатиной.

Итак, произошёл «великий Исход казаков» в разных направлениях. Удержались казаки в верховьях рек Хопра и Медведицы, в северной части древней области Червлённого Яра; остался в целости г. Дубок, после перенесённый на р. Волку; город Бродич — город казаков «бродников», город Урюпинск, г. Красный Яр, близь слияния р. Терсы с р. Медведицы, существовал он до начала даже XVIII века, когда после Булавинского восстания был разрушен до основания блистательным бандитом Петром I-м Диким. Не существовало на Дону поселений на протяжении XV вю, потому что между р. р. Донцом и Доном, у «переволоки» (с Волгой), получившей название «Дикого Поля», стало местом постоянных столкновений и походов Татар против Литовского государства на запад. Поэтому, казаки в Подонье вернуться не могли. В большом количестве казаки остались лишь в низовьях Дона. После ухода Тамерлана, г. Азов и торговля в нём были восстановлены Генуезцами, при помощи казаков в 1417 году. Жили казаки в Азове и на ближайших островах Дона, образуемых главным руслом, рукавом его и р. Аксаем и низовьем р. Маныча. Казаки начали называться «Азовскими Казаками». Часть казаков передвинулась в Крым и составили охрану Генуезских крепостей. Сила и значение Азовских казаков в Азове видны из восстановления разрушенных Тамерланом православных храмов, во имя Св. Николая Чудотворца и Св. Иоанна Крестителя, считавшихся покровителями Донских казаков. Сам город, как и в древние времена получил название «Азак и Казак» под этим названием и обозначался на иностранных картах конца XV и начала XVI в. в. При превращении Турцией Азова в крепость, казаки были вытеснены Турками вместе с Генуезцами, как враждебный элемент. (Справка: переименование г. Азак было совершено Половцами, во имя их хана Азуф).

Тогда Азовские казаки ушли в низовье Днепра, а затем, по приглашению царя Василия III в 1517 году, составили охрану рубежа и городов: Ново-Северского, Путивля, Рыльска и Стародуба. По Северской области казаки стали называться «Севрюками».

После «великого Исхода» с Дона, большая часть казаков ушла к Северо-Востоку. Часть их осталась у пос. Городец на Волге, между Московским и Казанским царствами. Другая часть двигалась дальше, обходя Московию с Востока, и оказались казаки даже в Сибири, а затем в вотчине Соловецка манастыря. Туда тянуло казаков потому, что Соловецкий монастырь был основан трудами: Зосимы-Новгородца и Савватия-Донца. Оказались казаки и в республике «Великого Новгорода».

Московская летопись впервые, после Куликовской битвы, вспоминает казаков в 1444 году, когда князья двинули войско против хана Мустафы Казанского, то на помощь им пришли «Городецкие казаки с мордовскими лыжами».

Историк Татищев тоже о этом говорит, но называет казаков «Мещёрскими». Историк же И. П. Буданов утверждает, что в 1444 году пришли на помощь Рязанской княгине Агриппине — сестре Ивана III казаки и с Урала на лыжах и, объединившись с мордвой, отбили татар от Рязанских уделов. Здесь казаки, уже на чужбине, возобновили своё сотрудничество с Московией. Вскоре Казаки начали включаться в московскую жизнь, на ролях коенно-служилых поселений за жалованье, будучи самостоятельными во внутренней жизни.

Казачий историк В. Д. Сухоруков перечисляет таковых по городам: Пронск, Ряжск, Козлов, Лебедянь, Епифань, Сапожков, Михайлов, Воронеж, Елец, Ливны, Чернявск, Донсков, Чернь, Новосиль.

В 1468 году были Казаки в Москве. Действительно в этом году, по летописи, великий князь послал «С Москвы к Галичу Руна с казаки». Значит, между 1444 и 1468 г. г. казаки договорились о службе с Московским князем. Были казаки также от Волги до Камы. Леса по Каме, Вычегде и Северной Двине притягивали их изобилием пушных зверей. Казаки там оставались долго до общего Казачьего «Сигнала»: «Казаки дружно в поход собирайтесь...». Вообще-то Казаки разместились непрерывной почти полосой на северных границах «Дикого Поля». На Юг от них лежала широкая родная Степь. Она манила своего Хозяина и днём и ночью в сновидениях, оставаясь сиротой и как-бы в порывах тёплых Южных ветров слышался Её призыв и Её ароматное от цветов благоухание. И некоторые Казаки в тоске и грусти по оставленным родным могилам с опасностью для жизни, проникали вглубь «Дикого Поля», заросшего высокими травами, где в диком состоянии бродили стада скота, лошадей и всякой дичи и зверья.

Часть казаков Приазовья оказалась в пределах Черкасии на Северном Кавказе, о чём вспоминает историк Болтин, когда по его словам, один татарский баскак пригласил из Пятигорья казаки на службу. А историк Татищев пишет о Пятигорцах «храбрых людях одного языка с «русскими», обитавших в его время на старых «Киммерийских местах». Поселения Гребенских казаков находились вблизи Пятигорья, как записал А. И. Ригельман. Часть Азовских казаков оказалась даже на р. Пруте и, по распоряжению короля Польско-Литовского Ольгарда, им было разрешено поселиться в пределах Полтавщины и Черниговщины.

Страниц: 1
Опубликовано: 22.10.15 | Просмотров: 1397 | [ + ]   [ - ]   | Печать