Cossack Казак

Теги
Назаренко Науменко Сагайдачный Крым Испания Казаки России Германия ВВД Воронеж язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Колодежное Ростов Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Абхазия Казачий Народ обращение никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин Ставрополь Всемирный конгресс казаков Новохоперск Австралия Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки генетика Спас Украинское реестровое казачество Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Гражданская война Русская Голгофа эмиграция мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос Рязань ЦКВ терские казаки конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина ОКВ Дутов Оренбург перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ черноморцы

Казачки

Казачки
Священное предание говорит: «И создал Господь Бог человека из пра­ха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою... И взял Господь Бог человека и поселил его в саду Эдемском, чтобы возделывать его и хранить его... И сказал Господь Бог: не хорошо быть челове­ку одному; сотворим ему по­мощника, соответственного ему... - И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену и привел ее к человеку. И сказал человек: вот это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться, женою». Так по Священному Преда­нию были созданы первый на земле человек и его же­на Ева.

Казаки далекие потом­ки первого человека; они то­же знали; что «не хорошо человеку быть одному» и умели ценить своих Казачек, друзей и помощниц в тру­дах и во всех делах правед­ных и греховных. Они никогда не сомневались, что их жены — «кость от костей их и плоть от плоти» их казачьего рода. Однако, в исто­рии и в литературе принято, по некоторым весьма шатким указаниям, производить ка­зачьих жен от Турчанок, Гречанок, Черкешенок, Рус­ских, Украинок, Калмычек и т..д. И несмотря на то, что такое мнение опровергается археологией, опровергается историей, опровергается здравым смыслом, его при­держиваются и многие каза­чьи литераторы. Между тем остатки поселений на каза­чьей земле уже для времен доисторических свидетельствуют о крепком семейном быте. Он не нарушался ни в Древние эпохи, ни в Средние века. Памятники времен Томаторкани говорят о нор­мальной и цветущей жизни семей в приазовской области Касак и у кочевых народов державы. О том же свидетельствуют русские акты XIII - XIV вв. для Среднего Дона. В XVI в. русские акты вспоминают жен Азовских и Белгородских Казаков. Куда же девались девушки-Казач­ки, приходившие на свет в казaчьиx самьях и возраставшие, как полноправная жен­ская часть казачьего общест­ве? Была ли нужда искать себе жен на стороне? Среди русских историков нашлись умники, намекавшие, будто бы Казаки уничтожили младенцев женского пола, а жен себе привозили из далеких походов и «ласковым .обра­щением с ними приолочивали их к совместному сожи­тельству». Свирепые по от­ношению к собственным де­тям, они оказались ласковыми с пленницами. И это говорится о тех самых Казаках, которые избрали себе неиз­менной покровительницею Вечную Женственность, Пречистую Деву, которые забо­ту о вдовах и сиротах воз­вели в социальный институт раньше многих других наро­дов. Легко создаются досужие фантазия, легко начи­нают им верить бездумные головы. Как, например, мог­ли бойцы привозить себе жен из набега на Царьград, когда в морских походах по­чти всегда гибла половина чаек, когда борты уцелевших надо было отягощать остат­ками экипажей с погибших судов, а не размещать в них прекрасных ясырок. Водка и женщины были строго за­прещены в походных колон­нах Надо было состоять в боевой готовности, а не «бабиться» и охранять своих будущих жен от поползно­вений товарищей.

Возможность браков с девушками иного рода отри­цать нельзя. Они безусловно случались, но только в виде исключения, а не как общее правило. Казаки и на наших глазах упорно берегли свое племенное лицо и больше всего при помощи женщин, ревнивых хранительниц древних обычаев и чистоты крови. Всем известно, как Казачки гордились своим происхождением («Не боли болячка - я Казачка!»), как они избегали браков с иногородними, как недружелюб­но принимали в станицах чу­жеродных казачьих жен, с каким предубеждением от­носились ко всякому чужинцу. Это отчетливо бросалось в глаза. В XVIII ст. А. И. Ригельман писал о Донцах: «Жены их лица круглого и румянного, глаза темные большие, собою плотные чер­новолосые, к чужестранным неприветливы». На Нижнем Дону именно женщины со­хранили до наших дней ос­татки наречия Азовских Ка­заков, над которым непрочь посмеяться обруселые жите­ли верховых округов и украинизированные Черноморцы, но в котором, как нигде, со­храняется тайна языка каза­чьих предков, Славян-степ­няков.

Всем известно также, какое большое значение име­ла женщина в казачьей се­мье как мать и хозяйка, как она умела посвятить себя се­мейной жизни и воспитать в подрастающем поколении любовь к родной земле, чув­ство национальной гордости, и кровной близости к еди­ноплеменникам, чувство соб­ственного достоинства, наря­ду с уважением к человече­ской личности и к старшим. Свободная, в среде не знавшей рабства, крепостных гос­под, закрытых теремов ила гаремов, она сознательно, как полноправный член семьи отдавала, свои силы, а часто и кровь для ее благосостояния и благополучия. Девушка была свободна в личной жизни. Родителя не посягали на ее волю и не выдавали за­муж помимо ее согласия. В случае неудачного брака, жена могла добиться поддержки общества и развода. Обере­гая вдов и сирот от нищеты, обычное право позаботилось о них, установив специаль­ный земельный надел, «вдо­вий и сиротский» пай. Обы­чай не разрешал Казачке ид­ти в услужение к богачу. Прислужницами могли быть только пленницы. Женская прислуга и называлась у Ка­заков «ясырками».

Пока Казак был на дол­гой военной службе, его же­на вела свое хозяйство часто в одиночестве. Не зная барщины, в свободном труде она привыкла к аккуратной и добросовестной работе. И если муж содержал в холе своего коня, то жена не ме­нее любовно чистила и мы­ла свой курень. Иностранец писал; «Дом и особенно стены в казачьем доме содер­жатся в такой чистоте, в ка­кой бывает посуда». Л. Н.. Толстой в повести «Казаки». замечает: «Красота Гребенской Казачки особенно по­ражает соединением черкесского лица с широким сложением северной женщины. Щегольство и изящество в одежде и особенно убранство хат составляют привычку и необходимость в их жизни».

Века постоянных боевых тревог выработали в Казачке бесстрашную решите­льность и способность сохранять присутствие духа в моменты неожиданной опасности. На реке она управлялась с каюком, скакала верхом на коне, ловко владела арканом, луком и самопалом Умела. встать с оружием в на защиту своих детей, куреней, станиц. И не смотря на все это, она не теряла основных черт, присущих слабому полу: женственности, сердечности, кокетства, любви к нарядам.

Воспитанные в героических преданиях родной земли, в эпоху последней борьбы за Старое Поле, за Казачий Присуд (1917-1920 гг.), Казачки проявились бескомпромиссными патриотками. История не сохранит имен всех героических участниц казачьих походов и фронтовых страд, но они будут жить в памяти о сестрах Степного похода Оле Каргиной, Ире Кочетовой, П. Я. Филимоновой, 3. П. Карамышевой, в Татьяне Баркаш, Шеверевой, Дуне Извариной, в Вавочке Грековой, погибшей в бою на Кубани, в Клаве Караичевой, в безымянных Казачках Кривянской, Заплавской, Бесергеневской и Раздорской станиц, с косами и вилами поддержавших своих мужей в дни борьбы за Новочеркасск 14-15 апреля 1918 г., в тех уральских станичницах, му­жество которых признал да­же автор со стороны враж­дебной (Фурманов): «Ураль­цы от старого до малого, даже женщины, защищались до последних сил».

В эти тяжелые моменты борьбы за Казачью Идею, тогда мужское население ста­ниц билось на фронте. Ка­зачки не только вели хозяй­ство по домам, но одновре­менно обслуживали и тылы армии: в зимние стужи, в мо­розы и метели подвозили к фронту патроны, снаряды и продовольствие, увозили об­ратно раненных и убитых, среди которых часто бывали и близкие им люди.

Известно, какой стои­ческий героизм проявили Казачки в жестокие годы «раскулачивания» и «сплош­ной коллективизации». В го­лоде, в холоде, при постоянном гнете бесчеловечной вла­сти они сумели все же воз­растить новое крепкое каза­чье поколение, непримири­мое к поработителям, готовое биться с любым союзни­ком против их власти, предпочитавшее смерть в Лиенце новому рабству в СССР.

На протяжении почти всей нашей истории тяжело складывалась жизнь Казачки на широком Старом Поле. Много страданий пришлось на долю матерей и жен. И не без основания воспел их святые слезы трогательный древний казачий сказ:

«Это случилось давно, братья соколы, еще в те вре­мена, когда Казакам часто приходилось биться и гибнуть в степях и на синем мо­ре, когда души погибших реяли в туманах над речны­ми мелями, над болотистыми лиманами, когда горькие при­читания по павший неслись с каждого хутора, как шум воды на порогах.

Однажды, спустилась на землю. Пречистая Дева, наша Небесная Мати. Вместе со святым Николаем, в луч­шей своей жемчужной ко­роне, тихо скользила Она вдоль обширного казачьего края, внимая горькому пла­чу своих детей. И когда на­ступил знойный день, пересохли от жалости уста Ее и нечем было их освежить. Никто на хуторах не отве­чал на их стук, никто не подходил к дверям и только громче еще раздавались за ними горькие рыдания.

Тогда подошли они к широкой реке. И только на­клонилась к ее струям Пре­чистая Мати, как упала ко­рона с Ее головы, упала и скрылась глубоко под водой. - Ах, сказала Она, пропали мои прекрасные жемчуга. Никогда больше не будет у меня таких красивых. Но когда возвратились они в свой Небесный Дом, то уви­дели на Ее золотом троне такие же сияющие зерна дра­гоценного жемчуга.

- Как же они попали сюда? — воскликнула Она, - ведь я их потеряла. Наверное, их нашли Казаки и передали для меня.

- Нет, .Матушка, - ска­зал Ей Сын, - это не жемчуг, а слезы казачьих матерей, Ангелы собрали их и прине­сли к Твоему престолу.

Вот почему в казачьей земле жемчуга и до сих пор связаны со слезами».

День Казачки-матери праздновался 21 ноября каж­дого года.

"Энциклопедия казачества" Составитель Г.В. Губарев Редактор-издатель А.И. Скрылов, 1966-1970

Страниц: 1
Опубликовано: 28.09.11 | Просмотров: 2739 | [ + ]   [ - ]   | Печать
© 2018 All right reserved Cossack.SU Partners