Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

IV Всемирный Конгресс казаков – мысли вслух

IV Всемирный Конгресс казаков – мысли вслух
По окончании IV Всемирного Конгресса казаков, в станицу Еланскую приехали ряд делегатов, побывавших на нем – из Германии, Австрии, Англии, Австралии, Канады и т.д. Цель их приезда заключалась в ознакомлении с Мемориалом, поделиться впечатлениями о прошедшем Конгрессе и встретиться с казаками Верхнего Дона в неформальной обстановке, поговорив о том, как казаки в Российской Федерации в современных условиях предполагают решать вопрос жизнеустройства на своей земле, и какова в этом жизнеустройстве нужна поддержка казаков Зарубежья.

Кроме гостей с Зарубежья, в этот же день в Еланскую приехали представители разных казачьих организаций, а также известный всем на Дону творческий коллектив, возглавляемый Ольгой Васильевной Пономаревой из х. Мрыховский.

После ознакомления с Мемориалом, все приехавшие задали один и тот же вопрос: «почему государство и реестровые казаки ополчились против него и в чем они увидели пропаганду фашизма и экстремизм?». Еще будучи в Новочеркасске, многие из приехавших к нам просили организаторов Конгресса осуществить поездку всех зарубежных гостей в Еланскую, на что получали ответ, что данный Мемориал – частный и нужно согласование с его владельцами. На вопросы, а почему данный Мемориал подвергается гонениям, в том числе и со стороны реестра – им отвечали, что это – инициатива местной администрации и прокуратуры, которые якобы узрели в действиях Мелихова какие-то нарушения и поэтому это – всего лишь местный конфликт.

Но когда они увидели этот «местный конфликт», они были в полном недоумении: как этот конфликт не только не пресекается властью и реестром, а наоборот, еще больше разжигается и все более становится схожим с продолжающимся геноцидом казачества, но уже в современных условиях.

Я постарался объяснить на примерах тех публикаций, которые реестровики Верхнедонского округа размещали в местной газете, а также писем Коломейцева и Афанасьева, с той клеветой, которая была в них, что это – не «местный конфликт», а целенаправленное выдавливание исторической правды из самосознания народа и замена ее на современный суррогат и навешивание ярлыков, не свойственных Мемориалу. Но понять до конца причины этих преследований, они так и не смогли, т.к. не могли уложить в своем сознании, что за то, что они увидели на Мемориале, в современной России еще могут быть преследования. Для них все увиденное и услышанное являлось основой их мировоззрения, и почему эта основа преследуется сегодняшней властью, - которая утверждала на конгрессе в своих докладах, что и у нее основа такая же, как и у собравшихся – они так и не поняли.

А на самом деле, оказывается, основа власти прямо противоположна. Значит, это – жуткое лицемерие и фальшь. И тогда, к чему призываются казаки Зарубежья? Какой положительный имидж России они могут пропагандировать в своих странах (к чему их и призывали докладчики), если у себя, власть России гнобит тех, кто стремится показать историческую правду.

Прояснив все вопросы по Мемориалу, казаки, приехавшие из-за рубежа, поделились своими впечатлениями о прошедшем конгрессе. При освещении их докладов, чтобы не искажать сказанное ими, вначале я просто дословно воспроизведу их слова, не добавляя от себя ничего.

Во-первых, они рассказали о том, с каким настроем многие делегации ехали на Конгресс и какие надежды они на него возлагали. Эти устремления находились в практическом русле и ставили практически один вопрос – закон о реабилитации казачества, предусматривающий постепенный возврат к традиционной форме административного управления на казачьих землях, восстановление территориальных образований в границах бывших казачьих войск и предоставление условий для развития экономики в них. На протяжении 20 лет данные вопросы не только не решились, но и не решаются вообще. Казачьи организации ушли от решения данных вопросов в общественную жизнь при существующей администрации, превращаясь из организации, должной представлять народ, подвергшийся жуткому геноциду, в профессиональное сообщество по поддержке правопорядка на своих землях с непонятными полномочиями и абсолютно неясной перспективой, при этом, обслуживая интересы чиновничества и противопоставляя себя всем другим казакам, живущим на своей земле.

К сожалению, этот вопрос никому из участников поднять на конгрессе не удалось.

Первый день конгресса был посвящен успокаивающим и абстрактным выступлениям руководства области и представителям президента, о значимости данного конгресса и том потенциале, который заложен в казачестве. Мало того, что все эти выступления носили общий характер и были просто-напросто нудными – их еще и не было слышно. Установленная в зале звуко-аппаратура была то ли плохо настроена, то ли вообще не годилась для данного зала, но слова выступающих в зале были не различимы и многие вообще ничего из выступлений не поняли.

Омрачился первый день конгресса еще и тем, что начался он на час позже – кто-то из руководства области президентского совета опаздывал на начало конгресса, и все ждали их появления.

Закончившийся первый день конгресса у приехавших на него казаков с Зарубежья вызвал определенное недоумение тем, что никому из приехавших не дали слова по тем вопросам, которые они старались на конгрессе поставить. На недоуменные возражения с их стороны им пообещали, что вот, завтра, будут «круглые столы», на которых они и смогут поднять данные вопросы. И не только поднять, но и принять резолюции, которые будут приложены к решениям конгресса и переданы руководству страны.

Подготовившись к следующему дню, делегаты разбились на секции по обсуждаемым вопросам. Но надежды на то, что предлагаемые темы будут всесторонне рассмотрены в присутствии делегатов съезда, не только с Зарубежья, но и тех, кто живет на казачьих землях – не оправдались.

На многих» круглых столах» присутствовали до 80 % казаков с Зарубежья и практически никого – с реестра. Получалась странная вещь : для кого, а главное, с кем – обсуждать вопросы будущего развития жизни на казачьих землях в отсутствии тех, кто там представляет казачьи организации? – это раз. А во-вторых, время, отведенное на проведение «круглых столов» было очень ограничено и, как правило, все они, под конец были скомканы и не привели к составлению тех резолюций, которые казаками были подготовлены.

С этого момента многие приехавшие уже стали высказывать вслух свои негодования по поводу проведения конгресса, сводившегося только к тому, чтобы «галопом», вскользь рассмотреть наболевшие вопросы и ничего по ним не принять, а в большей мере, бегать по автобусам, которые будут возить на всякие культурные мероприятия, обеды и приемы.

И тогда, многие казаки, приехавшие из-за рубежа, стали самостоятельно организовывать между собой встречи в гостинице, где размещались, стараясь найти в обсуждениях меж собой ответы на те вопросы, которые конгресс не стал рассматривать. Среди множества обсуждаемых вопросов встал и вопрос объединения всех казачьих организаций за рубежом в единое целое – Казачий Союз Зарубежья, который бы смог провести свой Конгресс без усердной опеки бюрократической машины, в которой погряз реестр.

Во-вторых, организовать проведение обще-казачьей конференции, на которую будут приглашаться не казаки с Зарубежья, а наоборот, казаки из Российской Федерации, чтобы встретиться не только с теми, кто представляет реестр, но и весь спектр казачьих организаций в РФ, реально занимающийся восстановлением казачьей жизни на казачьей земле.

И провести его не в Российской Федерации, а за рубежом, исключая при этом какое-либо влияние российской бюрократии. Так как многие из зарубежной делегации после конгресса заявили, что приезжать за тысячу верст только для того, чтобы услышать дежурные речи, нет никакого смысла. Да, конечно, хорошо, что мы все собрались; с теми, с кем были незнакомы – познакомились, но ни один из вопросов, с которыми мы приехали, не только не был решен, но даже и не рассматривался. В чем тогда смысл этого Конгресса?

Кроме рассказа о главных вопросах, которые не нашли своего отражения в работе конгресса, ряд гостей высказали и общее впечатление, как о поведении делегатов конгресса, так и по организации самих мероприятий. Несмотря на негативное впечатление по ряду ситуаций, говорили они не ради злорадства или обличения, а с болью в душе, понимая, что никакого возрождения, о котором говорили высокопоставленные чиновники в своих докладах, нет. Как наглядный пример, привели ситуацию по нахождению казаков в Храме во время воскресной службы. Когда через полчаса службы в Храме, кроме зарубежных казаков уже никого не было, практически все остальные ушли со службы и занимались, кто чем захочет – вокруг Храма.

Уже у нас, в Еланской, после докладов, прозвучавших из уст участников конгресса, выступили представители казачьих объединений , и я в том числе, рассказав о том, что, на мой взгляд, сегодня является основой дальнейшей деятельности казачьих организаций. Далее, еще в течение двух дней проходили встречи с приезжающими казаками и обсуждение вопросов с казаками Зарубежья.

Возвращаясь к Конгрессу : полная несуразица получилась и с итоговыми документами. По ходу пребывания гостей в Еланской, ко мне стали привозить документы конгресса.

Когда их видели участники конгресса – они с недоумением говорили о том, что их они не обсуждали и не принимали. Кто их составлял, и кто их выдал за принятые участниками конгресса документы– они понятия не имеют. Как будто все решения были приняты заранее и затем, не обсуждаясь, были оглашены как принятые.

http://forum.elan-kazak.ru/t1639-topic

Опубликовано: 05.10.12 13:12 | Просмотров: 1826 | [ + ]   [ - ]   | Печать
Рекомендуем
Доступно только пользователям

Вход

Имя:

Пароль:



Забыли пароль?

Регистрация