Cossack Казак

Теги
Крым Сагайдачный Науменко Назаренко Украинское реестровое казачество мигранты донские казаки казаки Дон Юдин казачество Водолацкий Эстонское казачье товарищество Анатолий Шевченко Андрей Грицков Лемнос эмиграция Русская Голгофа Гражданская война Белая армия Казакия круг ЧОКО Каледин Новочеркасск Мелихов Дело Бекетова Армения памятник МАКО Рязань ЦКВ терские казаки перепись Волгоград джигитовка Еланская мемориал музей Ставрополье Сирко геноцид Приднестровье ЧКВ Оренбург Дутов ОКВ конгресс Кубанский казачий хор Кубань ККВ Кавказ Медведев реестр ДКР МКО Ессентуки Украина черноморцы Спас ВВД Азовское осадное сидение Азов «Казачья воля» суд АКВ Аргентина Илья Чаповский фольклор казачий Старочеркасская фестиваль Ростов Колодежное Воронеж Германия Казаки России Испания язык Александр Таболаев Копанский Юрий Пономарев Борис Мелехин Кущевская Абхазия Казачий Народ обращение Австралия генетика Калитвинская Чернецов словарь Россия Туроверов Гундоровская Горячеводск Крымск саратовские казаки Новохоперск Всемирный конгресс казаков Ставрополь никель Хопер иностранный легион Атаманский пернач шашка Лиенц Борис Алмазов Петербург Новороссия Блазнин кизяки

Кавказские пленники

Василия Сибиряткина убили после ужина. Супруга уже прилегла, а он пошел открывать дверь на запоздалый звонок. Пять выстрелов, включая «контрольный», топот ног по лестнице (лифт не работал) – и все. Брать у 60-летнего пенсионера было нечего, коммерцией он не занимался, а все вокруг называли его «добродушным дедушкой с фотоаппаратом» (хобби) и «абсолютно неконфликтным человеком». Но всё же основания для того, чтобы стать мишенью киллеров, у него имелись.

Во-первых, Сибиряткин жил в Эльбрусском районе города Тырныауза. Это – хоть и «тихая» Кабардино-Балкария, зато у местных «ваххабитов» убить русского давно стало национальной забавой под названием «прописка». Это когда в стае боевиков появляется пополнение (а оно появляется чуть ли не ежедневно), новичкам дают задание – пролить кровь «неверного» в качестве самой надежной «рекомендации».

Во-вторых (и тут шансов уцелеть совсем немного), Сибиряткин был казаком, да еще возглавлял местную казачью организацию. Очень любил форму (в ней его и похоронили), которую одевал без всякого повода. Хотя даже местные милиционеры предпочитают ходить в штатском, чтобы лишний раз «не дразнить» любителей стрелять из-за угла. Но атаман Василий считал: негоже ему, терскому казаку, от кого-то прятаться. Поэтому его нашли быстро – накануне преступления двое неизвестных расспрашивали соседей о «старике-фотографе». А потом на экстремистском сайте «Объединенный вилайят КБК» появилось сообщение об убийстве казака, «тесно сотрудничавшего с оккупационной администрацией».

Гибель Василия Сибиряткина – уже третье нападение на казачьих предводителей на Северном Кавказе в этом году. В апреле в Дагестане застрелили атамана Петра Стаценко, а в августе в результате покушения тяжелое ранение получил вице-мэр Кизляра атаман Василий Наумочкин. «Мы понимаем, что убийства терских казаков на Северном Кавказе начались не сегодня. В 90-х годах истребление русского населения в Чечне и Ингушетии привело к тому, что эти республики стали мононациональными. Сегодня на очереди – Дагестан, Кабардино-Балкария и «благополучная» Северная Осетия, – заявил агентству СКФОnews председатель правления «Славянского союза Осетии» Владимир Писаренко, – По моему мнению, руководство России не совсем поняло проблемы терских казаков».

У терских казаков (да, пожалуй, и всего славянского населения Кавказа) сейчас одна проблема – остаться в живых. И самый верный способ «остаться» – это уехать. Но власти подобный «исход» крайне невыгоден. «Русское население и казаки являются тем стабилизирующим ядром, которое не дает разгореться пожару на Северном Кавказе», – откровенно заявил полпред Александр Хлопонин.

Т. е. пока вы там, еще можно хоть как-то говорить об успехах северокавказской национальной политики. Иначе будет уж совсем неясно, зачем пролито столько крови ради удержания моноэтнических территорий. Кроме того, миф о дружбе народов – отличный повод для бюджетных вливаний. Взять хотя бы специальный проект по возвращению русскоязычного населения в Ингушетию. Как признался нынешний глава республики Юнус-Бек Евкуров, на сегодняшний день по данной программе не вернулось ни одной семьи. А деньги, выделенные из казны, попросту разворованы.

О русских на Кавказе – как о мертвых: хорошего мало, а про плохое… «О притеснениях русского населения в северокавказских республиках мы не сообщаем, хотя такие данные к нам поступают. Если они все же появляются в прессе, руководство соответствующей республики звонит напрямую нашему начальству в Москву: мол, чего разжигаете межнациональную рознь? А те, соответственно, дают по башке нашему руководству. Так что мы стараемся подобные новости не ставить от греха подальше», – рассказывает сотрудник одного из самых главных информационных агентств страны.

Что же касается профессиональных «правозащитников», действующих на Северном Кавказе, то этой проблемой они не занимаются принципиально. Достаточно ознакомиться с годовыми отчетами на сайтах «Мемориала» и других подобных организаций. Главный акцент всех исследований делается на нарушении прав и «обидах» именно титульных этносов.

Показательным является признание известной правозащитницы Лидии Графовой, сделанное ею уже по итогам «чеченской правозащитной кампании» в середине 2000-х: «Мы виноваты перед русскими беженцами из Чечни. Мы – это в целом правозащитное движение. Именно с нашей подачи общественное сострадание замкнулось только на чеченцах. Это, наверное, заскок демократии – поддерживать меньшинство даже ценой дискриминации большинства… Я должна признаться: мы искренне считали, что должны отдавать предпочтение им перед русскими, потому что чувствовали историческую вину за депортацию. Большинство наших до сих пор придерживаются этого мнения. Лично у меня постепенно перевесило чувство вины перед русскими».

Видите? Даже «правозащитники» прозрели. А вот власть… Эксперт Петр Иванченко делает печальный вывод о негласном предоставлении кавказским республикам «внутреннего суверенитета» в обмен на спокойствие и верность. Т. е. внутри своей «резервации» эти субъекты могут жить как хотят, игнорируя российское законодательство. Но при этом они должны радикально решить вопрос с бандподпольем, с набегами на сопредельные районы и не претендовать на большее. Собственно говоря, подобная схема реализуется в Чечне, однако признать ее удачной пока никак нельзя. Террористы штурмуют родовое селение Кадырова, методично рвут бомбы в Грозном, а местный криминалитет вовсе не желает замыкаться в пределах «резервации».

Выходит, данная схема, которая более-менее успешно функционировала в Российской империи, сегодня обречена на неизбежный провал. Хотя бы потому, что в северокавказских сообществах нет единства, нет тех, кто своим авторитетом смог бы обеспечить исполнение договоренностей. Таким образом, очевидно, что общественно-политическую и экономическую жизнь нельзя отдавать на откуп дискредитировавшим себя местным элитам: это – путь в никуда.

Также можно с уверенностью констатировать: пока власть не осознает острую необходимость защиты русско-казачьего населения на Кавказе и обеспечения его устойчивого положения, все «концепции» и «стратегии развития» будут не более чем дымовой завесой для «распилки» бюджета.

 

Согласно информации заведующего Отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа, с 1991 года Чечню покинуло более 200 000 русских. В столице Чечни Грозном, по данным на 2005 год, русских осталось всего 500 человек, не считая чиновников. В Кабардино-Балкарии с 1992 года число выезжающих русских неизменно превышает количество новоприбывших. В межпереписной период в Карачаево-Черкесии русские из первой по численности этнической группы (42% населения в 1989-м) стали второй (33,6% в 2002 году). В Дагестане русское население сократилось наполовину (10% населения в 1989 году и 5% – в 2002-м).
km.ru, 27.08.10
Опубликовано: 27.09.10 15:18 | Просмотров: 1734 | [ + ]   [ - ]   | Печать
Рекомендуем
Доступно только пользователям

Вход

Имя:

Пароль:



Забыли пароль?

Регистрация